Лаборатория медицинской диагностики, лицензия ЛО-78-01-006578 от 20.02.2016

Лабораторная диагностика васкулитов

Уважаемые пациенты! Медицинский центр не работает в праздничные дни с 1 по 5  и с 9 по 12 мая включительно. В остальные дни, согласно обычному графику работы МЦ.

Детская медицинская сестра принимает пациентов каждую субботу и 16-18, 22-25, 28-30 мая. 

 

Вс, 01/13/2019 - 21:45 / nazarov

Лабораторная диагностика васкулитов

Антитела при васкулитах. Диагностическая значимость.

Антиэндотелиальные антитела. 

Антиэндотелиальные антитела (АЭТА) составляют гетерогенную группу антител, направленных к антигенным детерминантам эндотелиальных клеток. Точная природа антигенов не установлена, кроме того, некоторые антигены аутоантител могут являться компонентами плазмы крови, адсорбированными на поверхности эндотелиоцитов. Антиэндотелиальные антитела перекрестно реагируют с антителами к кардиолипину классов IgGи IgM и антителами к тромбоцитам.

Обнаружение высоких титров  антител к эндотелию указывает на высокую активность воспалительного процесса при системных васкулитах крупных сосудов, прежде всего болезни Кавасаки, аортоартерите Такаясу и височном артериите.  Антитела к эндотелию  отмечаются у большинства больных с активной формой АНЦА-ассоциированных васкулитов. У детей с пурпурой Шенлейн-Геноха наличие АЭТА класса IgA коррелирует с частотой поражения почек. Антитела могут отражать активность процесса при облитерирующем тромбангиите. При синдроме Бехчета они встречаются у 30-50% больных, особенно у больных с выраженным кожным васкулитом.

Васкулиты и васкулопатии на фоне системных заболеваний соединительной ткани сопровождаются высокими титрами антител к эндотелию. При системной красной волчанке (СКВ) частота антиэндотелиальных антител составляет от 30 до 80%, в зависимости от используемого метода и группы больных. У больных с СКВ при выявлении высоких титров антител чаще отмечаются кожные проявления васкулита и тяжелый синдром Рейно. У большинства больных с волчаночным нефритом и гипокомплементемией отмечаются высокие титры антител к эндотелию, что, по всей видимости, обусловлено способностью аутоантител непосредственно взаимодействовать с эпителиальными клетками почечного клубочка. Содержание АЭТА снижается при успешной иммуносупрессивной терапии. Склеродермия обычно сопровождается признаками генерализованной васкулопатии. Предполагают, что одной из причин развития микроангиопатии при склеродермии могут являться антитела к эндотелию, отмечающиеся у 30-40% больных. Антиэндотелиальные антитела при диффузных формах склеродермии ассоциированы с высоким риском поражения легких, характеризующегося развитием интерстициального фиброза и легочной гипертензии.

Существует определенная связь между антифосфолипидными и антиэндотелиальными антителами. АЭТА часто отмечаются у больных с антифосфолипидным синдромом, невынашиванием беременности и идиопатическим ливедо. Антигены анти-кардиолипиновых антител, в частности комплексы фосфолипидов и бета-2-гликопротеина I способны связываться с поверхностью эндотелиальных клеток, что ведет к повреждению эндотелия. У женщин с повторными выкидышами в анамнезе и предполагаемым антифосфолипидным синдромом также обнаруживаются антитела к эндотелию. Наличие антител характерно для вторичных ангиопатий, в частности для диабетической микроангиопатии и сосудистом отторжении трасплантата. Выявление антител к эндотелию сравнительно неспецифично для определенной формы васкулита и рассматривается в качестве общего диагностического маркера васкулитов крупных сосудов и васкулопатий.

Отрицательный результат выявления антител к эндотелию не исключает васкулита или васкулопатии у пациента.

Антинейтрофильные антитела. 

Антинейтрофильные цитоплазматические антитела (АНЦА) были впервые описаны при гранулематозных васкулитах. При системных васкулитах в качестве основных антигенов антинейтрофильных антител выступает ряд ферментов содержащихся в азурофильных гранулах нейтрофилов. К известным антигенным мишеням АНЦА относятся протеиназа-3, миелопероксидаза, лактоферрин, эластаза, белок BPI и катепсин G.

Метод непрямой иммунофлюоресценции остается «золотым стандартом» выявления антинейтрофильных антител, поскольку позволяет определить как частые антигены (такие как протеиназа-3 или миелопероксидаза), так и редкие мишени аутоантител, которые охарактеризованы недостаточно хорошо. 

Высокая встречаемость АНЦА при гранулематозных васкулитах ставит вопрос об их роли патогенезе васкулитов. Появление антител к антигенам нейтрофилов связывают с феноменом нетоза гранулоцитов. Кроме того, воспаление приводит к экспрессии антигенов антинейтрофильных антител на поверхности лейкоцитов и эндотелия. Хотя точный механизм индукции АНЦА остается неизвестным, доказано, что связывание антинейтрофильных антител с соответствующими мишенями на активированных гранулоцитах приводит к их преждевременной дегрануляции. Это нарушает трансэндотелиальную миграцию лейкоцитов из сосудистого русла и приводит к образованию воспалительной гранулемы, составляющей основу морфологической картины гранулематозных васкулитов.

По аналогии с выявлением антинуклеарного фактора, при флюоресцентной микроскопии для обнаружения АНЦА можно отметить несколько типов свечения цитоплазмы клеток – цитоплазматический (цАНЦА) и перинуклеарный (пАНЦА), которые зависят от клеточных мишеней нейтрофильных антитител, поэтому имеет важное значение в постановке диагноза. . Каждому из типов свечения соответствуют свои антигенные мишени. Для описания типов свечения обычно используются сокращения – цАНЦА и пАНЦА. Кроме того, могут выявляться нетипичные варианты антинейтрофильных антител.

Международные рекомендации по определению антинейтрофильных антител при гранулематозных васкулитах рекомендуют совместное использование двух методов определения антител, включающих непрямую иммунофлюоресценцию на нейтрофилов доноров и иммунохимическое определение антител к протеиназе-3 и миелопероксидазе.

Цитоплазматический тип АНЦА (пАНЦА), обусловленный антителами к протеиназе-3 (proteinase-3), является чувствительным и специфичным маркером гранулематоза Вегенера (ГВ), тяжелого заболевания, проявляющегося триадой клинических симптомов, обусловленных гранулематозным поражением дыхательных путей и носоглотки, легких и почек.

Высокие титры антител к ПР-3/цАНЦА встречаются у 95% больных с развернутой картиной активного ГВ. Встречаемость АНЦА при локализованных формах ГВ не превышает 50-60%. Несмотря на высокую специфичность выявления АНЦА при ГВ, цАНЦА могут встречаться при паранеопластическом и лекарственном васкулитах.

Титры цАНЦА при ГВ является клинически значимыми и коррелирует с активностью заболевания. Высокий титр служит основанием для патогенетической иммуносупрессивной терапии. Титр антител увеличивается в среднем за месяц до начала очередного обострения заболевания. У больных в фазе ремиссии титры антител очень низки или вообще не определяются. Ежемесячный мониторинг содержания цАНЦА может быть использован для предсказания рецидива заболевания и патогенетическая терапия может предупредить развитие заболевания. Показано, что терапия, проводимая на основании мониторинга цАНЦА, способна эффективно предотвращать рецидивы ГВ.

Обычно титр аутоантител максимален при активности процесса и значительно снижается, вплоть до исчезновения аутоантител при стойкой клинической ремиссии. Снижение титра аутоантител может занять до полугода, С-реактивный белок лучше отражает уменьшение активности аутоиммунного воспаления на фоне эффективной терапии. У пациентов с ГВ, у которых сохраняются высокие титры АНЦА несмотря на проводимую иммуносупрессивную терапию, сохраняется высокий риск повторного обострения заболевания.

Перинуклеарный тип АНЦА (пАНЦА), часто обусловленный антителами к миелопероксидазе (mieloperoxidase), отмечается у больных с микроскопическим полиангиитом (МПА). По гистологической картине МПА сходен с узелковым полиартериитом, но поражает сосуды мелкого калибра. Клинически он проявляется сочетанным поражением легких и почек, представленным легочным капилляритом и экстракапиллярным гломерулонефритом с полулуниями. Кроме того, приблизительно у трети больных с антителами к МПО отмечается изолированный олигоиммунный гломерулонефрит с полулуниями, который не сопровождается внепочечными проявлениями

Как и в случае ГВ, титры пАНЦА/анти-MПO максимален во время активно протекающего гломерулонефрита. Затихание процесса или подавление активности васкулита при эффективной цитостатической терапии приводит к элиминации антител у 95% больных, причем у 75% больных сероконверсия происходит в течении ближайших 6 месяцев после достижения клинической ремиссии процесса.

Другой клинической формой гранулематозных васкулитов, которая сопровождается пАНЦА/анти-MПO, является синдром Чарг-Штраусса (Черджа-Стросса). Клиническая симптоматика этого заболевания представлена легочным васкулитом с эозинофильными инфильтратам, астмой и гиперэозинофилией. Антитела к МПО выявляются у 75% больных. Кроме АНЦА при синдроме Чарг-Штраусса часто обнаруживаются антиэндотелиальные антитела.

Изолированный быстропрогрессирующий васкулит, без признаков внепочечной патологии, представляет отдельное заболевание в структуре гранулематозных васкулитов. Его следует дифференцировать с гломерулонефритом при синдроме Гудпасчера, при котором гранулематозное воспаление отсутствует.

Морфологически эти две формы полулунного гломерулонефрита очень похожи, и сопровождаются клеточными полулуниями.  При синдроме Гудпасчера отмечаются линейные отложения IgG по базальной мембране почек, которые соответствуют отложениям антител к базальной мембране клубочка. При АНЦА-ассоциированном гломерулонефрите, напротив, отложений иммуноглобулинов в клубочке не наблюдается, поэтому его нередко называют олигоиммунным. АНЦА отмечаются приблизительно у 75% пациентов с изолированным быстропрогрессирующим гломерулонефритом и у 15% больных также отмечаются антитела к базальной мембране клубочков.

Существует два возрастных пика развития быстропрогрессирующего гломерулонефрита, на третьей и седьмой декаде. Синдром Гудпасчера с одинаковой частотой поражает женщин и мужчин, однако поражения легких чаще отмечаются у лиц мужского пола. Важно подчеркнуть, что среди больных с синдромом Гудпасчера 10-15% пациентов имеют пАНЦА.

Как пАНЦА/МПО, так и цАНЦА/ПР-3 отмечаются при быстропрогрессирующем гломерулонферите с приблизительно одинаковой частотой. У части больных с олигоиммунным гломерулонефритом с полулуниями антител к МПО и ПР-3 не обнаруживается, однако могут встречаться антитела к нейтрофильной эластазе.

Основным показанием для выявления АНЦА в ревматологической и нефрологической практике является подозрение на системный гранулематозный васкулит. Совокупная частота обнаружения основных разновидностей АНЦА при васкулитах представлен далее.

 

Заболевание
Встречаемость
цАНЦА (ПР-3)

 

Встречаемость
пАНЦА (МПО)

 

Быстропрогрессирующий гломерулонефрит с полулуниями

50%

50%

Микроскопический полиангиит

10%

70%

Синдром Чарга-Страусса

90%

10%

Классический узелковый полиартериит

10%

75%

Синдром Гудпасчера

5%

15%

Очевидно, что не существует абсолютной специфичности того или иного типа АНЦА при конкретных формах васкулитов. Отмечается, что изолированные формы быстропрогрессирующего гломерулонефрита, сопровождающегося антителами к ПР-3 в целом протекают более агрессивно. В частности, наблюдается более быстрое снижение функции почек, чаще отмечаются экстраренальные проявления васкулита, в том числе появление тканевых гранулем. Также чаще отмечаются обострения заболевания.

Иммунофлюоресцентный тест для обнаружения АНЦА более чувствительный чем иммуноферментные тесты, направленные на определение конкретных антигенов. Кроме МПО и ПР-3 с помощью иммунофлюоресцентного исследования можно обнаружить другие антигенные специфичности АНЦА. Так антитела к эластазе являются маркером гранулематозных васкулитов и часто отмечается при гранулематозе Вегенера. Сравнительно недавно описанные антитела к LAMP-2  отмечаются при быстропрогрессирующем гломерулонефрите. У ряда больных с гранулематозными васкулитами, положительными в иммунофлюорецентном тесте,  антигенная специфичность АНЦА не определяется используемыми в настоящее время тестами.  Развернутое серологическое обследование пациентов с поражением почек должно включать выявление АНЦА, АНФ, а также антител к базальной мембране клубочка. 

Выявление аутоантител во многом определяет как терапевтическую тактику ведения пациентов с быстропрогрессирующим гломерулонефритом, так и общий прогноз заболевания. Худший прогноз относительно сохранности функции почек отмечается при обнаружении АНЦА к ПР-3, сравнительно лучший – при обнаружении антител к МПО. При выявлении антител к базальной мембране клубочка больные требуют наиболее агрессивной иммуносупрессивной терапии. Среди пациентов с легочно-почечным синдромом менее чем у 20% обнаруживаются антитела к базальной мембране клубочка, у большинства отмечаются антитела к МПО и ПР-3.

Так как, все гранулематозные васкулиты протекают с продромальным периодом, который длится от нескольких месяцев до одного года, выявление АНЦА, АНФ и антител к БМК должно входить в число лабораторных тестов для дифференциальной диагностики лихорадок неясного генеза. На продромальном этапе в клинике гранулематозных васкулитов лидирует полиневрит, который отмечается у 70-80% пациентов. Быстрое развитие почечной недостаточности и кровохарканье являются составляют основу клиники при обострении системных васкулитов и синдроме Гудпасчера. Часто клиническая симптоматика может развиваться более смазано, включая появление легочных инфильтратов, гематурии, анемии и отдышки. У более пожилых пациентов отмечается плавное нарастание уремии. У больных с почечно-легочными синдромами необходимо проводить дифференцальный диагноз с другими формами вторичных гломерулонефритов, таких как постстрептококковый гломерулонефрит, пурпура Геноха-Шонлейна, системная красная волчанка и смешанная криоглобулинемия.

Синдром Гудпасчера. Антитела к базальной мембране клубочков.

Антитела к базальной мембране клубочка направлены против неколлагенового участка альфа-3 цепи коллагена IV типа. Коллаген IV типа может быть обнаружен в почках, легких, хрусталике, улитке, мозге и яичке. Кроме того, коллаген IV типа является основным компонентом базальных мембран альвеол и клубочка почки. Антитела участку коллагена IV типа реагируют с базальными мембранами альвеол и почечных клубочков, что обуславливает специфическую клиническую картину синдрома Гудпасчера, сочетающую гломерулонефрит и гемораггический альвеолит. Поражение почек обычно преобладает в клинической картине, что позволяет охарактеризовать лимитированную форму синдрома Гудпасчера, проявляющегося развитием быстропрогрессирующего гломерулонефрита без поражения легких.

Антитела к базальной мембране непосредственно участвуют в патогенезе поражения почек при этом заболевании. В эксперименте их ведение лабораторному животному приводит к развитию экстракапиллярного гломерулонефрита. Содержание антител в сыворотке коррелирует с клинической активностью этого заболевания, а отложения иммуноглобулинов по базальной мембране клубочка могу быть обнаружены при исследовании биопсии почки.

Высокие титры антител к базальной мембране могут сохраняться на этапе клинической ремиссии и постепенно снижаются через несколько месяцев. Пересадка почки может быть рекомендована только у серонегативных пациентов, так как при сохранении значимых титров антител к базальной мембране сохраняется высокий риск рецидива заболевания в трансплантате. Раннее обследование больных с синдромом Гудпасчера является крайне важным для прогноза больных с этим заболеванием, так как только назначение специфической терапии позволят сохранить функцию почек , а, зачастую, предотвратить гибель больного.

У пациентов с быстропрогрессирующим гломерулонефритом или необъяснимой острой почечной недостаточностью целесообразно назначать тест для обнаружения антител базальной мембране клубочка совместно с выявлением антинейтрофильных цитоплазматических антител (АНЦА), антител к протеиназе-3 и антител к миелопероксидазе. 

Выявление антител к базальной мембране почки является основным диагностическим маркером синдрома Гудпасчера. Антитела могут быть обнаружены при различных клинических форах этого заболевания включая альвеолярные легочные кровотечения и быстропрогрессирующий гломерулонефрит.

Отсутствие антител к базальной мембране значительно снижает вероятность диагноза синдрома Гудпасчера, однако не исключает возможность обнаружения других серологических макеров быстропрогрессирующего гломерулонефрита, прежде всего выявления АНЦА.

Антитела к C1q фактора комплимента. 

Антитела направлены на идентичный коллагену фрагмент фактора комплемента С1q. Фактор комплемента С1q является основным компонентом классического пути активации комплемента. При взаимодействии с иммуноглобулинами IgM и IgG С1q приобретает протезную активность и инициирует запуск каскада комплемента cобразование активного C1 фактора. Антитела реагируют с фактором комплемента C1qи ускоряют формирование активного комплемента, что приводит к гипокомплементемии со снижение факторов комплемента С3 и С4.

Антитела к С1q участвуют в патогенезе гипокомплементемического васкулита, описанного в 1973 году Мак Даффи (MacDuffie). Это заболевание чаще поражает женщин, приводит к артралгиями и рецидивирущему кожному гемораггическому уртикарному васкулиту. Рецидив васкулита сопровождается в снижением факторов комплемента классического пути (С4 и С3). Антитела к С1qне встречаются при других вариантах крапивницы, что позволяет использовать его выявление уртикарного васкулита.

Антитела против С1q отмечаются у 15-60% пациентов с СКВ, преимущественно с волчаночным нефритом. Высокие титры этих аутоантител отмечаются у также у пациентов с диффузно-пролиферативным волчаночным гломерулонефритом, который характеризуется плохим прогнозом. Экспериментальные данные указывают, что С1q антитела играют патогенетическую роль при волчаночном нефрите. При обострении гломерулонефрита частота выявления антител увеличивается до 70-80%, эффективная терапия снижает концентрации аутоантител. Антитела к С1qмогут использоваться в оценке активности гломерулонефрита наряду с антителами к дсДНК и антителами к нуклеосомам. Антитела против С1qотмечаются у многих пациентов с мезангиокапиллярным (мембранозно-пролиферативным) гломерулонефритом.

Антитела против C1qкрайне редко отмечаются при других ревматических заболеваниях, васкулитах мелких сосудов, синдроме Фелти (спленомегалия и лейкопения), IgA нефропатии и синдроме Гудпасчера, а также при смешанной криоглобулинемии на фоне инфекции вирусным гепатитом С.

Диагностика иммунокомплексных васкулитов.

Иммуннокомплексные васкулиты поражают ткани с наибольшим капиллярным руслом, прежде всего капилляры кожи. При патоморфологическом исследовании при иммунокомплексных васкулитах отмечается выраженная лейкоцитарная инфильтрация дремы, что обычно описывается морфологами как лейкоцитокластический васкулит. Наиболее часто лейкоцитокластический васкулит проявляется гемораггической пурпурой, разрешающаяся с образованием характерной пигментации кожи, которая позволяет отличить ее от других разновидностей кожных высыпаний. Другой формой иммунокомплексных кожных высыпаний является панникулит или васкулит, протекающий в подкожной жировой клетчатке. Эта форма проявляется узловатой эритемой, ревматическими узелками, узелками Редю-Ослера, Габердена.

Первичные иммунокомплексные васкулиты представлены тремя основными нозологическими формами, в том числе пурпурой Шенлейна-Генохакриоглобулинемическим васкулитом и  лейкоцитокластическими васкулитами. Большая часть лейкоцитокластических васкулитов является вторичной по своей природе и возникает на фоне заболеваний, сопровождающихся поступлением в кровяное русло больших количеств экзогенного антигена. Этиологические причины  и механизмы развития лейкоцитокластических васкулитов чрезвычайно разнообразны:

  1. Лекарственные васкулиты (пенициллины, сульфонамиды, аллопуринол, тиазиды, пиразолоны, ретиноиды, аминохинолины) связанные с появлением неоантигенов (гаптенов)‏

  2. Сывороточная болезнь (терапевтические сыворотки, моноклональные антитела, цитокины, стрептокиназа) и васкулиты на фоне пересадки органов обусловлены сенсибилизацией против белковыми антигенов

  3. Инфекционно-аллергические васкулиты (N. meningitidisStreptococcusspp.,  вирусные гепатиты, СМV) связанны с образование ЦИК, содержащих антигены инфекционных агентов ‏

  4. Паранеопластические васкулиты обусловлены противоопухолевыми аутоантителами

  5. Системные заболевания соединительной ткани и другие аутоиммунные заболевания приводят к формированию большого числа аутоантител

  6. Аггрегация иммуноглобулинов класса IgA в ткани (пурпура Геноха-Шонлейна и IgA нефропатия -болезнь Берже) обусловлены дефектом синтеза (гликозилирования) IgA

  7. Эссенциальная криоглобулинемия обусловлена полимеризацией иммуноглобулинов за счет аномального синтеза и появлению антииммуноглобулиновых антител (ревматоидного фактора)

Причиной поражения микроциркуляторного русла кожи иммунокомплексными васкулитами обусловлено медленным кровотоком в капиллярах кожи, механической нагрузкой и снижением температуры. Все эти факторы способны нарушают растворимость иммунных комплексов и приводят к их преципитации в стенке сосудов. Иммунокомплексные васкулиты также часто поражают сосуды нервов, что ведет к моно- или полиневриту. В тяжелых случаях может поражение почек, причиной которого является избыточное содержание иммунных комплексов в крови. Классическими формами иммунокомплексного поражения почек является IgA нефропатия при пурпуре Шенляйн-Геноха и мезангиокапиллярный гломерулонефрит при эссенциальной криоглобулинемии. При обследовании больших контингентов больных с острым иммунокомплексным васкулитом было установлено, что у 40% из них отмечаются изменения в мочевом осадке, у 30% артралгии, у 5% абдоминальный синдром. Воспалительная симптоматика, включая лихорадку и миалгии, выявляется только у 10% больных.

Пурпура Шонлейна-Геноха поражает преимущественно детей и подростков, однако ее проявления могут развиться в любом возрасте. Основным патогенетическим механизмом в развитии этого заболевания является синтез аномального IgA, обладающего способностью к самоаггрегации. В результате в мезангии клубочка и стеках мелких сосудов почки наблюдаются выраженные отложения полимерного иммуноглобулина и комплемента. Выявление ЦИК при данном заболевании не информативно. Основным методом диагностики пурпуры Шенлейна-Геноха является анализ биопсий ткани с иммунофлюоресцентным исследованием, которое позволяет обнаружить отложения иммунных комплексов. В биопсии почки отмечается мембранозный гломерулонефрит с мезангиальными отложениями IgA и C3 фактора комплемента. Исследования биопсии кожи выявляют гранулярные отложения IgA в стенках сосудов дермы. Другие маркеры васкулитов, в том числе антинейтрофильные цитоплазматические антитела класса IgG и класса IgA и антитела к эндотелию, также могут отмечаться у 10-20% пациентов с пурпурой Геноха-Шонлейна.

Чаще всего выраженный лейкоцитокластический васкулит отмечается при эссенциальной смешанной криоглобулинемии, связанной с появлением в сыворотке крови криоглобулинов 2-го типа с активностью РФ. Криоглобулины представляют собой иммунные комплексы, которые преципитируют при температуре ниже температуры ядра человеческого тела. Основной причиной эссенциальной криоглобулинемии является гепатит С, который часто протекает субклинически. Частота криоглобулинемии у больных гепатитом С составляет 10-15%. Персистенция вируса гепатита С в клетках ретикулоэндотелиальной системы ведет к поликлональной стимуляции иммунной системы и синтезу аутоантител. При эссенциальной смешанной криоглобулинемии РФ практически всегда присутствует в составе криопреципитата и обычно отмечается в высоких титрах. Это позволяет использовать выявление РФ в качестве метода скрининга криоглобулинемии. Частое присутствие моноклонального компонента при криоглобулинемии требует дополнительного обследования сыворотки крови и утренней мочи с помощью иммунофиксации. Криоглобулинемия 1 типа (моноклональная) развивается на фоне множественной миеломы и ее разновидностях, в частности болезни Вальденстрема, связанной с избыточным синтезом моноклонального IgM.

Термин «эссенциальная» в данном случае указывает на то, что в клинической картине преобладает симптоматика криоглобулинемии. При эссенциальной криоглобулинемии отмечается поражение кожи в виде пурпуры, преимущественно локализованной на коже нижних конечностей. Классическим клиническим признаком криоглобулинемии является триада Мельтцера, впервые описанная Meltzer с соавторами в 1966 году. Триада включает пурпуру, артралгию и слабость, к которым нередко присоединяется гломерулонефрит и периферическая невропатия. Выраженность клинических проявлений не зависит от абсолютного содержания криоглобулинов, так как даже незначительное количество криоглобулина может приводит к характерной клинической симптоматике. Динамика содержания криоглобулинов позволяет оценить эффективность проводимой патогенетической терапии, которая включает иммуносупрессивные и противовирусные препараты. Плазмаферез снижает количество криоглобулинов, однако не может использоваться в качестве монотерапии.

В диагностике иммунокомплексных васкулитов используются другие иммунологические тесты, в том числе определение содержания иммуноглобулинов сыворотки, факторов комплемента и острофазовых реактантов. Хотя нормальные показатели этих тестов не позволяют исключить диагноз иммунокомплексного васкулита, частые диагностические находки позволяют подтвердить иммунный генез процесса. Наблюдение за динамикой содержания ЦИК может быть использовано при оценке клинической активности иммунокомплексных заболеваний, вследствие чего, должно выполняться проспективно, наряду с определением других показателей, в частности острофазового ответа СОЭ, СРБ. При системной красной волчанке и ревматоидном артрите содержание ЦИК достоверно коррелирует с активностью процесса и может применяться с целью мониторинга состояния пациента. Однако низкая специфичность этого теста не позволяет рекомендовать его для широкого применения.

Одновременно с содержанием ЦИК необходимо выполнять тесты, оценивающие систему комплемента, таким как CH50, C3 и C4. Потребление комплемента наряду с увеличением содержания ЦИК служит признаком текущей активности иммунокомплексного васкулита и требует принятия активных мер.

Одной из причин снижения содержания факторов комплемента в сыворотке могут являться аутоантитела, направленные против факторов комплемента. Снижение С4 и С3, сопровождающееся клинической картиной рецидивирующего кожного гемораггического васкулита и артралгий у взрослых женщин, может быть проявлением гипокомплементемического васкулита, описанного в 1973 году Мак Даффи (MacDuffie). У большинства этих больных отмечаются  аутоантитела против C1q фактора классического пути комплемента. Антитела к С1q стабилизируют С3 конвертазу, что приводит к расщеплению больших количеств фактора комплемента С3 и поражению сосудистой стенки капилляров.  При биопсии кожи у этих больных можно обнаружить гранулярные отложения иммуноглобулинов под базальной мембраной и С3, IgG и фибрин в стенках сосудов.

Голосов пока нет